Роберт Бернс. Песни, баллады, стихи

Видел дед, как пулеметом внука в поле враг скосил. Жажда мести в нем на битву подняла остаток сил. Видел мальчик, как сестренку поволок к овину враг, И, схватив винтовку вражью, убежал к своим в овраг. То не молния укрылась в загустевших облаках. То народной силы ярость в тихих спряталась лесах. Танки шли, готовя нашим неожиданный удар.

Беглец (Лермонтов)

И я был витязь удалой! В кровавых битвах супостата Себе я равного не зрел; Счастлив, когда бы не имел Соперником меньшого брата! Ты, ты всех бед моих виною! Семейства нашего позор, Мой дивный рост от юных дней Не мог он без досады видеть И стал за то в душе своей Меня, жестокий, ненавидеть. Я был всегда немного прост, Хотя высок; а сей несчастный, Имея самый глупый рост, Умен как бес — и зол ужасно.

В поле смерть застанет,. И в лицо бродяге Щетинятся сталью, трясясь от страха,. Залезли за . Вот так же шли они при цезарях, при Реме,. И так же . И Александра бранный гром. «И смеясь надо мной, презирая меня.

Мария Тому, кто скорбь изведал многократно. Анна А без надежд какая жизнь была бы? Убитые малейшею тоской, Страдали б мы и мучились напрасно; Но всеблагой творец не так судил: Над бездною надежды утешенье А ты его теряешь По признакам, предчувствиям и страхам! Российского царя Супруга ты, на тронной высоте, И на главе твоей блестит корона.

Всё остальное глупости и сплетни. Размахивая флагами, идут… Но выживут лишь первый и последний, А остальные, лягут в землю. Одни насмешки и одни сомненья, В воспоминаниях без мысли и без слов.

их людьми, народом из- бранными. . к центру, окружает трон, презирая и грабя другую; другая, зем- роде. это то поле деятельности, на котором Лавров видит самого рого, по собственным словам, самолюбие не шло дальше места в страхе божием, зная, что все семье точно так же при-.

Вот и нынче Русь распнём! Эх, и славно погуляем Нет, дружина, нам не до веселья… И, скорбя, великий Святослав Золотой души живое слово Изронил, и, со слезой смешав, Речь сказал звучания такого: Вы, князья, мне как сыны родные! Рано в Степь ушли — творить расправу, Старшинством желая пренебречь! Мужество сердца вам закалило В жаркий бой на подвиги послав; Острого ума — и не хватило… Или я, старик седой, не прав? И кому, скажите, это надо, — Старший князь, почти, что ваш отец, Поражён не силою булата — Не победу принесли два сына, А позор серебряным сединам!

Вы впустую воинов сгубили… Будет пухом им теперь земля Что для битвы в половецкой шири Киева полки не захватили, Вой, не вой — судьба неумолима, Павших ни за что не возвратить!

Толкования на Мф. 13:44

И я был витязь удалой! В кровавых битвах супостата Себе я равного не зрел; Счастлив, когда бы не имел Соперником меньшого брата! Ты, ты всех бед моих виною!

Они дрожат от страха, . Для нее книжность или риторичность были словами бранными, как и все за как возили в проходах пирожки по 11 копеек, из которых копейка шла на Читал белым голосом, презирая, видимо, аудиторию. поле несколько человек, наша бригадка студенческая: Володя Войнович.

Навис покров угрюмой нощи На своде дремлющих небес; В безмолвной тишине почили дол и рощи, В седом тумане дальний лес; Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы, Чуть дышет ветерок, уснувший на листах, И тихая луна, как лебедь величавый, Плывет в сребристых облаках. Плывет - и бледными лучами Предметы осветила вкруг. Алеи древних лип открылись пред очами, Проглянули и холм и луг; Здесь, вижу, с тополом сплелась младая ива И отразилася в кристале зыбких вод; Царицей средь полей лился горделива В роскошной красоте цветет.

С холмов кремнистых водопады Стекают бисерной рекой, Там в тихом озере плескаются наяды Его ленивою волной; А там в безмолвии огромные чертоги, На своды опершись, несутся к облакам. Не здесь ли мирны дни вели земные боги? Не се ль Минервы Росской храм?

НА ПОЛЕ РУССКОЙ БРАНИ

Его частичку, его дыхание, его пульс ношу под спудом моей телесной храмины, под плотяным покровом в тайнике сердца. Как прекрасно осознавать, что мое Отечество - не только мой родной дом, но и Дом Пресвятыя Богородицы, под благодатным покровом Которой строилась, ширилась и побеждала Русь. Ведь только одних названий Богородичных икон более ! Именно здесь под Хоругвью Нерукотворенного Спаса одержана Победа, которая имела огромное непреходящее значение для дальнейших судеб не только русских княжеств, но и всего мира.

Частицу этой Священной Земли я всегда имею с собой в ковчежце.

Это уже не страх перед наказанием и не желание сохранить Когда родители шли на переговоры, он садился с ними за стол и каждой стороне ( себе и В принципе я ненавижу и презираю животное, именуемое человеком, хотя Пока ваш ребенок не попал в поле зрения инспектора по делам.

И он привстал, и кровь бойца Вновь разыгралась в час конца. Прими меня, мой старый друг; И вот пророк!

Поле брани (Избранники - 3)

Нам сагу затянет ветер - старец седой И парус наполнит над пенной волной А мы покидаем свои берега С презрением спорить на земли врага Неба ширь да земли полоса Несколько слов, да соль на устах Опять заложили мы души свои Опять чей-то парус маячит вдали И наши драккары опять примут бой Клинки засвистят над свинцовой водой. Жаркая битва, в крови рука Крики"вперед", и смерть врага Добычу забрали, осел наш дракар Но это не цель - лишь веселья разгар Теперь направляем свои паруса К Ирландии кельтской - приляг на весла Моря гладь да седая волна Мерный утес, да сила в руках Закончилось мясо и нечего пить Чтож, нечего делать - мы будем рубить На землях саксонских найдем мы еду Фризонам оставим лишь дымную мглу.

Пламя пожаров - деревня мертва Нужны ли трели? И снова морская равнина зовет И ветер - бродяга нас гонит вперед А мы в ожидании новых побед Выносим и бурю и солнечный свет Холодная дымка, серая мгла Черный утес, и свет костра Стоит на коленях сей проклятый мир На землях ирландских лишь страх господин Выходим уверенно на берега С презрением смотрим на стены врага Сигнал к атаке - щиты сомкнуты в ряд Натянуты нервы,да стрелы летят!

Наш ярл направляет дружину вперед В ту крепость варяги по трупам вошли И многие воины Валхаллу нашли Холод стали да стрела в груди Одину зов - и смерть впереди Из долгих походов вернемся домой В селениях родных сладкий зимний покой Но скоро наступит иная весна И руки коснутся меча и весла Неба ширь, да земли полоса Несколько слов, да кровь на устах

(Мамка, потерявшая от страха дар речи, пыхтя и отдуваясь, жестами и мимикой пытается объяснить, что произошло). .. ИЛЬЯ: В поле съезжаются, родом не считаются, хвались тогда, как сможешь, а бог даст, . Ой, да, шли веселые, . На великое дело, на бранное. . Ох, как я их ненавижу, презираю!.

И я был витязь удалой! В кровавых битвах супостата Себе я равного не зрел; Счастлив, когда бы не имел Соперником меньшого брата! Ты, ты всех бед моих виною! Семейства нашего позор, Мой дивный рост от юных дней Не мог он без досады видеть И стал за то в душе своей Меня, жестокий, ненавидеть. Я был всегда немного прост, Хотя высок; а сей несчастный, Имея самый глупый рост, Умен как бес - и зол ужасно. Притом же, знай, к моей беде, В его чудесной бороде И, все на свете презирая, Доколе борода цела - Вот он однажды с видом дружбы"Послушай, - хитро мне сказал, - Не откажись от важной службы: Я в черных книгах отыскал, Что за восточными горами, В глухом подвале, под замками Хранится меч - и что же?

Я разобрал во тьме волшебной, Что волею судьбы враждебной Сей меч известен будет нам; Что нас он обоих погубит: Мне бороду мою отрубит, Тебе главу; суди же сам, Сколь важно нам приобретенье"Ну, что же? И сосну на плечо взвалил, А на другое для совета Злодея брата посадил; Шагал, шагал и, слава богу, Как бы пророчеству назло,.

10 оскорблений от Шекспира, которые работают лучше, чем современные

Нет, дружина, нам не до веселья… И, скорбя, Великий Святослав Изронил, и, со слезой смешав, Речь сказал звучания такого: Вы, князья, мне как сыны родные! Рано в Степь ушли — творить расправу, Старшинством желая пренебречь! В трудный путь на подвиги послав; Острого ума — и не хватило… Или я, старик седой, не прав? И кому, скажите, это надо, — Старший князь, почти, что ваш отец, Поражён не силою булата — Не победу принесли два сына, А позор серебряным сединам!

Будет пухом им теперь земля Что для битвы в половецкой шири Киева полки не захватили, Вой, не вой — судьба неумолима, Павших ни за что не возвратить!

Кто нас держит в страхе и ложной надежде! Где ж обрести Кто хоть раз видел улыбку ребенка, закат дня, шум полей, восторг дождя. Нет, Господи . Храбрых презираю,. Подлых .. Долго мы шли, и мертвы были сердца наши. Войны бежит тот, для кого совесть - бранное слово.

Сверка произведена по Избранным сочинениям в двух томах, изд-во"Художественная литература", Москва, г. Данный текст создан на основе файла . Разрешено свободное распространение при условии сохранения целостности текста включая данную информацию. Разрешено свободное использование для некоммерческих целей при условии ссылки на источник. Публичная Электронная Библиотека - товарный знак и знак обслуживания, принадлежащие Евгению Пескину. Ничьих не требуя похвал, Счастлив уж я надеждой сладкой, Что дева с трепетом любви Посмотрит, может быть украдкой, На песни грешные мои.

У лукоморья дуб зеленый; Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Все ходит по цепи кругом; Идет направо - песнь заводит, Налево - сказку говорит. И я там был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый Свои мне сказки говорил. В толпе могучих сыновей, С друзьями, в гриднице высокой Владимир-солнце пировал; Меньшую дочь он выдавал За князя храброго Руслана И мед из тяжкого стакана За их здоровье выпивал. Не скоро ели предки наши, Не скоро двигались кругом Ковши, серебряные чаши С кипящим пивом и вином.

Они веселье в сердце лили, Шипела пена по краям, Их важно чашники носили И низко кланялись гостям.

Беглец - Лермонтов М.Ю

Земля, затерянная в Тульской губернии, обильно обагрилась кровию доблестных предков, слезами потерь и стала святым местом, священным пространством для каждого русского. На Поле Куликовом решалась судьба России Поле Куликово — золотая и кровавая страница в истории моей Родины.

Бранное поле со всеми его кровавыми переживаниями - родная стезя для них. Горцы презирают сидение в окопах и кротовое закапывание. . Шли они с опаской, среди предательских страхов и ужасов. .. от тех неустрашимых закавказских амазонок, которые наводили страх и ужас на.

В громе стрел угробил. Сага об Олаве сыне Трюггви, глава Упоминание о гибели Бюрхтнота встречается также в латинских сочинениях, относящихся к истории монастыря Эли Эссекс , которому Бюрхтнот оказывал покровительство. Там рассказывается, между прочим, что Бюрхтнот был необыкновенно высокого роста и пользовался еще при жизни большой славой. В течение последних десятилетий не утихает полемика между тем исследователями поэмы, которые видят в ней почти протокольное сообщение об исторических фактах, и тем, кто настаивает на том, что поэма равняется на древние эпические образцы и содержит немалую долю художественного вымысла.

Первое направление восходит к работам Лаборда см. Сторонники полной исторической правдивости видят ее основной конфликт в тактическом просчете Бюрхтнота, который,"воскичившись" ст. К числу недостатков поэмы относят при этом слабую мотивированность, поскольку поэт так и не объясняет, в чем же состоял обман викингов ср.

Их оппоненты, напротив, считают, что основной пафос поэмы определяется стремлением восстановить пошатнувшиеся в век Этельреда героические идеалы. События местного значения вырастают в ней до эпических масштабов, и Бюрхтнот здесь — не просто должностное лицо, совершившее непоправимую хотя и оправдываемую психологически ошибку, а герой, под знаменем которого собралась"вся Англия" ср.

Mental Efficiency - Mental Exercises and Mental Energy by Arnold Bennett,